Два года блокировки Telegram в России: как мессенджер стал символом противостояния онлайн-цензуре

Ровно два года назад, 16 апреля 2018 года, в России стартовала блокировка Telegram. В 2019 году месенджер Дуровых возглавил российский рейтинг платформ по индексу цитируемости Brand Analytics. О том, как российские законы вдохновляют на борьбу за свободу информации, и как Telegram стал символом противостояния онлайн-цензуре и слежке, рассказываем вместе с юристами «Центра цифровых прав».

Два года блокировки Telegram в России: как мессенджер стал символом противостояния онлайн-цензуре — IT-МИР. ПОМОЩЬ В IT-МИРЕ 2020Фото: Reuters / Scanpix / LETA, Татьяна Макеева

Когда в прошлом году в Telegram опубликовали базу данных якобы сторонников Навального, Роскомнадзор заявил, что не может проверить публикацию на предмет нарушения законодательства о персональных данных, так как мессенджер недоступен на территории России. Но когда через три месяца политолог Фёдор Крашенников в своём Telegram-канале нецензурно отозвался об одном судье, суд оштрафовал его.

В 1851 году Александр Герцен написал, что цензура чрезвычайно способствует развитию слога. В октябре 2019 года представитель президента по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков заявил, что попытки заблокировать Telegram ускорили развитие технологий.

История блокировки Telegram в России — яркий пример всей противоречивой природы российской правовой системы последних лет. Официально Telegram заблокирован уже как 2 года, но никто этого не замечает. Telegram вроде как вне закона, но это не мешает федеральным министерствам и пресс-службам судов вести там официальные каналы, — считает Саркис Дарбинян, адвокат в сфере цифрового права и партнёр «Центра цифровых прав».

Причины блокировки

Два года блокировки Telegram в России: как мессенджер стал символом противостояния онлайн-цензуре — IT-МИР. ПОМОЩЬ В IT-МИРЕ 2020Фото: «Интерфакс», Алексей Кузнецов

В мае 2017 года Роскомнадзор (РКН) потребовал от Telegram зарегистрироваться в реестре организаторов распространения информации (ОРИ). В этот реестр входят интернет-сервисы, в которых пользователи могут обмениваться сообщениями. Участники реестра ОРИ обязаны хранить данные пользователей и предоставлять их спецслужбам.

Через месяц РКН внес Telegram в реестр ОРИ, после того, как Павел Дуров сообщил публично, что вся информация о компании-операторе сервиса имеется в открытом торговом реестре Великобритании. Но сотрудничать со спецслужбами Telegram не стал. Вскоре Дуров сообщил о том, что ФСБ настойчиво требует передать ей ключи шифрования пользователей Telegram. Силовики мотивировали свои требования тем, что мессенджером пользовались террористы ИГИЛ (запрещённая на территории РФ организация — прим. КД) для координации действий по взрыву в метро в Санкт-Петербурге. Telegram эти требования проигнорировал.

Позже представитель мессенджера объяснил, что передать ключи шифрования Telegram технически невозможно, потому что они хранятся в разных юрисдикциях, а ключи секретных чатов и вовсе генерируются на пользовательских устройствах. Но на главу Роскомнадзора эти объяснения не возымели действия, и он заявил, что «любой мессенджер может изменить свою архитектуру, чтобы соответствовать законодательству страны, в которой работает».

16 октября 2017 года мировой суд Мещанского района Москвы признал Telegram Messenger LLP виновным в административном правонарушении и постановил взыскать с мессенджера 800 тысяч рублей по ч. 2.1 ст. 13.31 КоАП РФ за отказ выдать ключи шифрования ФСБ (да, на такой случай в Кодексе об административных правонарушениях в 2014 году появилась отдельная статья).

Правовые основания блокировки

13 апреля 2018 судья Таганского суда Юлия Смолина удовлетворила иск Роскомнадзора с требованием заблокировать в России Telegram. Согласно решению суда, доступ к мессенджеру должен был ограничен до исполнения им обязанностей по передаче ключей шифрования ФСБ.

Через три дня Роскомнадзор начал блокировать Telegram за распространение террористического контента на основании решения Генпрокуратуры. С такой формулировкой можно блокировать ресурс немедленно, не дожидаясь, пока владелец ресурса обжалует в апелляции решение суда. И затем РКН добавил в качестве основания блокировки ещё и решение Таганского суда, тем самым легитимизировав блокировку мессенджера.

Постоянным основанием для блокировки мессенджера стало неисполнение «закона Яровой», в частности, отказ передавать ключи шифрования ФСБ: п. 4.1 ст.10.1 №149-ФЗ «Об информации» («закон Яровой») и приказ ФСБ от 19 июля 2016 года № 432 (о предоставлении данных ОРИ в ФСБ).

«Закон Яровой» и требования к Telegram противоречат международным правовым стандартам, в том числе указанным в докладе Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека «Право на неприкосновенность частной жизни в цифровой век». В частности, в докладе призывается «пересмотреть законы с целью исключения требования к телекоммуникационным и иным компаниям о тотальном и неизбирательном удержании коммуникационных данных».

Битва за Telegram

Два года блокировки Telegram в России: как мессенджер стал символом противостояния онлайн-цензуре — IT-МИР. ПОМОЩЬ В IT-МИРЕ 2020Фото: «Интерфакс», Алексей Кузнецов

Telegram пытался обжаловать незаконное требование о передаче ключей. Юристы «Агоры», защищающие мессенджер, обжаловали решение о блокировке во всех инстанциях российских судов, но жалобы везде отклонили.

20 марта 2018 Верховный суд РФ отказал Telegram в жалобе о признании недействующим приказ ФСБ о передаче ключей для расшифровки сообщений пользователей. По результатам рассмотрения суд согласился с доводами ФСБ И РКН и пришёл к следующим выводам:

•      ключи шифрования нельзя отнести к информации ограниченного доступа;
•      ключи шифрования не относятся к сведениями, составляющим тайну переписки, следовательно, передача ключей не ограничивает права граждан, и судебное решение не требуется;
•      передача информации для декодирования сообщений не тождественна дешифровке;
•      ключи шифрования/дешифрования не являются чувствительными данными;
•      ключи декодирования — не переписка, поэтому тайной переписки не охраняется.

С иском к ФСБ обратились также журналисты Олег Кашин и Александр Плющев, указав что требования по выдаче ключей может нарушить их право на тайну переписки и защиту источников. Их иск также был отклонён.

В конце 2017 года общественная организация «РосКомСвобода» запустила кампанию «Битва за Telegram» и призвала пользователей обжаловать решения российских властей. В марте 2018 юристы «РосКомСвободы» подали от лица пользователей Telegram коллективный иск к ФСБ. Они заявили, что требованием к Telegram передать ключи шифрования было незаконным и нарушающим приватность пользователей. Однако суд отклонил иск, заявив, что на права и законные интересы пользователей это решение не влияет и обязанности на них не возлагает.

1 мая 2018 года около 15 000 человек вышли на митинги в Москве и Санкт-Петербурге в защиту Telegram, а 15 мая около 50 международных организаций и российских правозащитных организаций обратились с совместным заявлением к ООН, Европейскому Союзу, Совету Европы и другим заинтересованным международным организациям «отреагировать на действия властей России и поддержать основополагающие права на свободу выражения мнения и неприкосновенность частной жизни в Интернете и вне его, отменив решение о блокировке мессенджера.

В январе 2020 «РосКомСвобода», коллективно представляя интересы российских пользователей Telegram, подала жалобу в ЕСПЧ. Сейчас в ЕСПЧ зарегистрированы жалобы самой администрации Telegram, журналистов Плющева и Кашина, а также самих пользователей мессенджера. Дела ещё не коммуницированы. Решение Страсбургского суда по делу будет влиять на весь Совет Европы, так как затрагивает актуальные аспекты онлайн-коммуникаций с использованием механизмов надежного сквозного шифрования.

Почему не получилось заблокировать Telegram?

Два года блокировки Telegram в России: как мессенджер стал символом противостояния онлайн-цензуре — IT-МИР. ПОМОЩЬ В IT-МИРЕ 2020Фото: «Интерфакс», Алексей Кузнецов

13 апреля 2018 Дуров сообщил, что Telegram будет использовать встроенные методы обхода блокировок и команда сделает все, чтобы пользователи из РФ могли свободно пользоваться мессенджером. Telegram начал бороться с блокировкой с помощью автоматической смены IP-адресов и рассылки пользователям push-уведомлений.

Пытаясь заблокировать Telegram по IP-адресам, РКН внёс в реестр блокировки множество подсетей Google, Amazon, Microsoft и других компаний. Заблокированные подсети включали в себя целые диапазоны IP-адресов и насчитывают всего 17,965,323 IP-адресов, на которых размещаются различные сайты. Через несколько дней после начала блокировки Telegram действия Роскомнадзора привели к блокировке и воспрепятствованию работы порядка 34 000 сайтов только лишь российского доменного сегмента (в зонах .ru, .рф и .su). Явление получило название «IP-геноцид».

Летом 2018 несколько коммерческих компаний начали обжаловать действия российских властей. Так, ООО «Инвестори» (Санкт-Петербург) подала иск о взыскании государства в лице Минфина в свою пользу 5 млн рублей, утверждая, что блокировка Telegram нарушила нормальную работу сайта организации. А компания «Живая фотография» подала суд иск против РКН и ГП о признании незаконными действий по включению IP-адресов в реестр.

После начала блокировки веб-версии мессенджера РКН также потребовал от Google Play и App Store удалить приложение из магазинов для российских пользователей, но компании делать этого не стали. Спустя год после начала блокировки Telegram его российская аудитория стала больше в полтора раза.

Два года блокировки Telegram в России: как мессенджер стал символом противостояния онлайн-цензуре — IT-МИР. ПОМОЩЬ В IT-МИРЕ 2020Фото: «Интерфакс», Алексей Кузнецов

Помимо самого мессенджера российские власти начали блокировать и сервисы, позволяющие с помощью VPN и прокси получить к нему доступ. Особо жестко начали блокировать сервис TgVPN, предоставляющий услуги VPN для безопасного интернет-соединения, а также публичные прокси-сервера. Британская компания Private Networks LP в середине июня обратилась в Арбитражный суд Москвы в связи с незаконной блокировкой IP-адресов, используемых сервисом, по вольному трактованию РКН решения Таганского суда и приказа Генпрокурора.

Дело Telegram наглядно показывает нам, как постоянно отстающий закон пытается догнать технологии. И даже не смотря на то, что облако цифровой цензуры уже давно опустилось на Рунет, а российские власти всеми силами пытаются построить нам цифровую тюрьму, контролируя все наши коммуникации и определяя нам меру дозволенного в Сети, у нас есть Telegram, который остается неким символом свободы, примером того, как технологические сервисы могут служить людям, обеспечивая реализацию их цифровых прав в киберпространстве.

Telegram — это уже давно не просто мессенджер Павла Дурова. Это разработчики, блогеры, расследователи, целое коммьюнити, для которых приватность и свобода информации имеют значение», — считает Саркис Дарбинян, партнёр «Центра цифровых прав».

До сих пор заблокировать Telegram так и не удалось. Мессенджер работает у россиян и без VPN. Появилось множество Telegram-каналов госорганов и судов, на прошлой неделе там даже появился чат, созданный Минкомсвязи. Чиновники утверждают, что использовать Telegram совершенно законно, несмотря на его блокировку. Так, замглавы Минкомсвязи Алексей Волин в прошлом году заявил, что блокировка Telegram не означает запрет на его использование, и «одно другому не противоречит». Невозможность заблокировать Telegram силами провайдеров привела к принятию в конце 2018 года закона о суверенном Интернете, в рамках которого РКН получает полный контроль над сетевой инфраструктурой. Впрочем, закон уже полгода как вступил в силу, а Telegram на территории России так же работает.

Специально для сайта ITWORLD.UZ. Новость взята с сайта Код Дурова